У денег появятся цели

У денег появятся цели

О том, как новые подходы к госуправлению поменяют бюджетную политику, станут ли бюджетные расходы прозрачнее, а работа государственных органов власти эффективнее рассказал Заместитель Министра финансов РФ Владимир Колычев.

Минфин активно включился в процесс рассмотрения и защиты приоритетных проектов. У некоторых возникло ощущение что таким образом вы попытаетесь сэкономить и не выдать денег тем, кто «плохо защищался».

Родился 24 июня 1983 года в д. Черное Московской области.
Образование – высшее. В 2006 году окончил Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Правительстве Российской Федерации (РАНХиГС) по специальности «финансы и кредит».
Женат, имеет 2 детей.

Может быть, это и неплохо, что все так думают – должно мотивировать соответствующим образом относиться к собственным предложениям по выделению бюджетного финансирования.

Если говорить серьезно, предельный объем расходов федерального бюджета четко зафиксирован в законодательстве. Он, главным образом, зависит от того, сколько собирается ненефтегазовых доходов бюджета. Использование конъюнктурных (нефтегазовых) доходов в целях снижения зависимости экономики от динамики цен на нефть закреплено на неизменном уровне, соответствующем 40 $/барр. в постоянных ценах 2017 года.

Исходя из предельного объема расходов, при формировании бюджета уже определяются расходы по конкретным статьям. Определенная часть внутри предельного объёма расходов не аллоцирована на конкретные статьи, а формирует резерв, средства которого впоследствии в ходе исполнения бюджета используются либо на финансирование каких-то непредвиденных расходов, либо на новые приоритеты. В любом случае на практике фактические расходы редко бывают меньше заложенного предельного объема.

А вообще, зачем это вам? Какие цели преследует Минфин, когда активно включается в работу над новыми подходами к госуправлению и к приоритетным проектам?

Главная цель – эффективность – то есть максимизация результата на единицу затрачиваемых ресурсов.

Мы не так давно встречались с заместителями министров финансов разных стран, в том числе и развитых. На этой встрече состоялась интересная дискуссия об эффективности бюджетных расходов и госуправлении в целом. Сейчас доминирует подход, который сводится к оценке достаточности ресурсов направляемых на те или иные сферы деятельности – сельское хозяйство, науку, образование… Особенно на высоком политическом уровне дискуссия о выделении дополнительного финансирования сводится к аргументам «недофинансирования», сравнения объемов финансирования с самыми «расточительными» странами и т.д. и т.п. Так называемый «input» – или по большому счету популистский – подход.

Тогда как правильный подход – это поставить конкретные цели, которых мы хотим добиться в этих сферах – снизить уровень бедности на столько то п.п., например, и идти к реализации этих целей. А эффективность проводимой политики и предложения о дополнительном финансировании рассматривать с точки зрения результативности таких расходов в достижении этих конкретных целей. Важно ведь не то, сколько потрачено средств налогоплательщиков, а каких результатов удалось достичь.

Если сейчас на единицу затрачиваемых ресурсов мы добиваемся в данной конкретной сфере результатов куда более скромных по сравнению с лучшими практиками, очевидно, первопричину надо искать не в «недофинансировании».

То есть оценка эффективности проводимой политики в каждой конкретной сфере должна строится исходя из соотношения достигнутых целей и затраченных ресурсов – или удаленности от так называемой границы эффективности.

У кого-то вообще это получается?

Достижение простых и понятных показателей отражает эффективность реализации проекта

На практике чтобы перейти к действенному программно-целевому методу бюджетирования порой уходят десятилетия.

Например, у нас уже сейчас формально есть госпрограммы, которые построены по программно-целевому признаку. При формировании бюджета на 2017-2019 годы мы предусмотрели интеграцию приоритетных проектов в госпрограммы, но на практике это пока не затронуло действующие процедуры их формирования и реализации. Когда в программе сотни целевых показателей, всегда можно сказать, что что-то выполнено, а что-то не совсем.

Смысл приоритетных проектов как раз в том, чтобы в них был утвержден ограниченный перечень измеримых показателей, которые в установленные сроки должны быть достигнуты ответственным за реализацию проекта. Достижение этих простых и понятных показателей отражает эффективность реализации проекта.

А если показатели не достигнуты, деньги отбирать будете?

Формирование и ведение портфеля приоритетных проектов это не шаг к тому, чтобы отбирать деньги, а к тому, чтобы проекты были нацелены на результат. Когда есть четкие критерии отбора и оценки проектов, мониторинга их реализации, проще разбираться с тем, почему проект не достигает заявленных результатов. И достижение или не достижение результата – это уже вопрос управленческий, а ответственность естественно может лежать в том числе и в финансовой плоскости.

Проектные комитеты рассматривают информацию о ходе реализации приоритетного проекта, одобряют или не одобряют отчеты о его реализации, оценивают эффективность и результативность деятельности руководителя проекта. Понятно, что уже через год будет очевидно, как именно развивается проект.

С инициативой о прекращении или изменении финансирования должен выходить сам ответственный за проект – профильное министерство. Именно ответственный должен сказать, что проект не дает тех результатов, которые предполагались, и предложить заменить его на что-то более эффективное.   

А что, на ваш взгляд, будет дальше? Как будет развиваться регулирование по ходу развития пилотных проектов?

Сейчас ответственные исполнители формируют пилотные госпрограммы в соответствии с принципами проектного управления. В следующем году перед началом очередного бюджетного цикла мы на практике апробируем новый механизм ранжирования проектов и процессов внутри пилотных госпрограмм. Это позволит нам увидеть в какой степени сформированные ответственными исполнителями программы в действительности направлены на достижение конкретных целей и насколько это эффективно с точки зрения затрачиваемых ресурсов.

То есть уже на этапе планирования рассчитываем получить более адекватную структуру проектов/процессов по пилотным госпрограммам. Впоследствии на этапе реализации будем смотреть на сколько фактические результаты отличаются от запланированных и соответствующим образом учитывать этот анализ при ранжировании и распределении ресурсов в следующий бюджетный цикл.

Постепенно такую практику планируется распространить и на остальные госпрограммы – для этого необходимо предусмотреть соответствующие «конфетки», чтобы у других ведомств появились стимулы и мотивация таким же образом оформлять госпрограммы.

Какими могут быть эти «конфетки»?

Мы понимаем, что в большей степени они должны касаться преимуществ при распределении и управлении бюджетными ресурсами. Хотя уже сейчас можно увидеть, что применение проектных методов управления постепенно становится востребованным. Во многих министерствах появляются проектные департаменты. Объективно понятно, что такой подход продуктивен. Зачастую, чтобы решить задачу, нужно завести разных людей из разных подразделений в одну комнату и не выпускать их оттуда, пока они не договорятся и не придумают, как решить ту или иную задачу.

Кроме того, по инициативе проектного офиса мы запустили целую серию тренингов. Учим людей работать на результат, даем конкретный инструментарий для командной работы. Они понимают на практике, что так проще и эффективнее.

Большая часть приоритетных проектов так или иначе завязана на регионы. Насколько велико сопротивление местных властей новым подходам?

Это очень сильно зависит от местных команд и руководителей, от стиля работы. Но в целом видим, что на местах в действительности все в большей степени распространяются прогрессивные менеджерские практики.

Кроме того, приоритетные проекты устроены таким образом, что они предполагают жесткие стандарты. Например, программа по благоустройству городской среды. Условно говоря, за выделенные деньги нужно построить детскую площадку по определенным критериям. И это означает, что она должна быть именно такой, как изначально запланировано, должна соответствовать установленным стандартам. Нельзя просто залить двор асфальтом и отчитаться.

И последний вопрос. Все-таки, ожидаете ли вы, что новые принципы работы с проектами приведут к экономии бюджетных средств?

К чему они точно должны привести – так это к новому качеству достигаемых результатов и повышению эффективности затрачиваемых ресурсов. Возникающая экономия бюджетных средств будет просто направлена на новые приоритеты.

Как происходит сейчас? Приходят расходные министерства и запрашивают средства на реализацию программы, при этом не всегда представляют обоснование, для чего это нужно, какие целевые показатели установлены. А если мы договариваемся о других принципах, тогда все просто - четкие критерии и защита проекта.

Теперь придется структурировать такие заявки, определять конкретные цели и график их выполнения, ранжировать проекты. Федеральный проектный офис, Минфин и Минэкономразвития посмотрят, как проекты отранжированы, выскажут свою точку зрения. И уже на основании этого в рамках имеющихся средств будут реализованы приоритетные проекты.

Таким образом, мы получаем механизм приоритизации расходов, которые соответствуют стратегическим целям развития.

другие статьи раздела
 
Не останавливаться на достигнутом

Не останавливаться на достигнутом

Денис Мантуров, Министр промышленности и торговли Российской Федерации: «В управлении таким большим механизмом, как министерство, можно выделить три уровня: стратегический, тактический и оперативный.

читать полностью
Важно быть на связи с регионами

Важно быть на связи с регионами

О том, как реализуются приоритетные проекты «ЖКХ и городская среда» и «Формирование комфортной городской среды», рассказывает Андрей Чибис, заместитель Министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской
Федерации.

читать полностью
Главное – нацеленность на результат

Главное – нацеленность на результат

«О реформе контрольно -надзорной деятельности, об изменении уровня открытости государственных органов путем применения принципов проектного управления рассказывает Михаил Абызов, Министр Российской Федерации по вопросам
Открытого правительства».

читать полностью